~ annika in moscow ~
вот так вот ядрёно у меня за окном.

вот так вот ядрёно у меня за окном.

а в москве сегодня было душно на улице и прохладно в метро. тучи и дождик. и из метро я выходила три раза почем зря. и шаталась странно кругами.

а завтра приезжает мама. я купила цветы.

несомненно, черно-белую пленку изобрели для того, чтобы фотографировать Василия Блаженного

несомненно, черно-белую пленку изобрели для того, чтобы фотографировать Василия Блаженного

цветная плёночка

цветная плёночка

пустота. ничего, кроме пустоты. разреженный воздух от уха до уха. откуда берется головная боль? это ноют стены и потолок, непроветренные изнутри.

/затык.

/и так не бывает - непроветренно и разреженно одновременно.

… Иногда сидишь в театре перед началом. В вдруг понимаешь, что вместо балета тебе нужна опера. Как чудесно бы сейчас кто-то вышел и красиво спел, от души так. И тут начинаются танцы. И ты думаешь “ноу, ноу дэнс…!” А все продолжается, и уже ничего не важно. Сидишь себе и сидишь… Ждешь антракта.

Я каталась на скейтборде по переходу между корпусами БВШД. За дверью моей комнаты в Москве - Воронеж. Я ехала на эскалаторе вниз, стоя на ступеньках чужими ногами.

Я вышла утром на каменную террасу, на мне большой жесткий зеленоватый плащ, накинутый прямо поверх домашней майки, и мне прохладно. И я ем ложкой из пластикового стакана заваренную лапшу. Какая-то женщина положила в этот стакан овсянку, сказав, что это гораздо полезнее.

Я чувствую себя совершенно спокойной и счастливой. А сонники всегда предсказывают мне плохое. Черт бы их побрал.